Форум литературного общества Fabulae

Приглашаем литераторов и сочувствующих!

Вы не зашли.

  • Форум
  •  » Фольклор
  •  » Рифмы Матушки Гусыни. II. Старики, старушки и прочие взрослые

#1 2007-03-27 19:58:14

Андрей Москотельников
Редактор
Откуда: Минск
Зарегистрирован: 2007-01-05
Сообщений: 4276

Рифмы Матушки Гусыни. II. Старики, старушки и прочие взрослые

1

Жила-была старушка, ютясь на чердаке,
       Хи-ха, хи-хо, хи-хум;
Продав на рынке груши, вернулась налегке,
       Хи-ха, хи-хо, хи-хум;
Сложила деньги в ящик и заперла ключом,
       Хи-ха, хи-хо, хи-хум;
Пойте дальше сами, коль знаете, о чём,
       Хи-ха, хи-хо, хи-хум.

There was an old woman lived under some stairs,
    He, haw, haw, hum;
She sold apples and she sold pears,
    He, haw, haw, hum;
All her bridht money she laid on the shelf,
    He, haw, haw, hum;
If you want anymore, you may sing it youself,
    He, haw, haw, hum.


2

Жила-была старушка,
Гуляла по холмам,
И коль ещё жива она —
Её ищите там.

Брусникой торговала
И яблоки пекла,
И в жизнь свою ни разу
Она не солгала.


There was an Old Woman
Liv'd under a Hill,
And if she isn't gone,
She lives there still.

Baked apples she sold,
And cranberry pies,
And she's the old woman
That never told lies.


3

Жила-была старушка
В дырявом башмаке,
Детей имела столько,
Что путалось в башке;

Кормила как умела:
На первое бульон,
Второе — оплеухи,
А третье — крепкий сон.


There was an old woman who lived in a shoe,
She had so many children she didn't know what to do;
She gave them some broth without any bread;
She whipped them all soundly and put them to bed.


4

Жила-была старушка,
Что пироги пекла,
Ходила, продавала,
Вся от муки бела.

Холодные баранки,
Ватрушки горячи;
Её захочешь встретить —
По запаху ищи.


There was an old woman
    Sold pudding and pies;
She went to the mill
    And dust blew in her eyes.
She has hot pies
    And cold pies to sell;
Wherever she goes
    You may follow her by the smell.


5

Жила-была старушка,
Отменно весела:
С мышонком в кошелёчке
На мельницу пришла.

А мельник стал ругаться:
«Клянусь своим ножом,
Что брать мышами плату
Не стану нипочём!»


There was an old woman
    Lived under a hill,
She put a mouse in a bag,
    And sent it to the mill.
The miller did swear
    By the point of his knife,
He never took toll
    Of a mouse in his life.


6

Жила-была старушка
По кличке Вовсе-нету;
Жила она в домишке
Величиной с котлету.

Её увидел парень
И так разинул рот,
Что проглотил старушку
И дом старушкин тот.


There was an old woman called Nothing-at-all,
Who lived in a dwelling exceedingly small,
A man stretched his mouth to its utmost extent,
And down at one gulp house and old woman went.


7

Жила-была старушка,
Старушка миссис Пог,
Головушка из чурки,
Поленья вместо ног.

Когда она тонула,
Дивились все кругом:
Сперва нырнул ноги,
А голова потом.


There was an old woman, her name it was Peg;
Her head was of wood and she wore a cork leg.
The neighbours all pitched her  into the water,
Her  leg was drowned first, and her head followed after.


8

Поутру одна старушка
Занималась постирушкой:
На доске стиральной тёрла —
Тыры, тыры, тыры, тыр —
Свой передник с кружевами,
И платьице с рукавами,
И доска к обеду стала
Вся дырявая как сыр.

А потом полдня старушка,
Дожидаючись просушки,
В нетерпенье била ножкой —
Туки, туки, туки, тук!
И, закончив дело глажкой,
Чтобы не быть замарашкой,
Приоделась словно дама
И пошла плясать на луг.


The  old woman must stand at the tub, tub, tub,
The dirty clothes to rub, rub, rub;
But when they are clean, and fit to be seen,
She'll dress like a lady, and dance on the green.


9

Жил-был маленький старик
С маленьким ружьишком,
Он по улицам привык
Бегать как мальчишка;
Подзывал он голубей:
«Гули, гули, гули», —
И пускал по ним скорей
Маленькие пули.

А потом бежал к жене,
Понабив карманы,
Чтобы птички на огне
Жарились румяны;
Звал он курочек своих:
«Цыпа, цыпа, цыпа», —
И пшена скорей для них
Не жалея сыпал.


10

Жил-был старик в дому своём,
С деньгами или без.
Когда залезли воры в дом,
На крышу он залез.

Они — искать, а он не прост:
Прыг-скок и наутёк;
В семь дней отмерил восемь вёрст
Не ведая дорог.


There was a man and he had nought,
    And robbers came to rob him,
He crept up to the chimney top,
    And then they thought they had him.

But he got down on the other side,
    And then they could not find him;
He ran fourteen miles in fifteen days,
    And never looked behind him.


11

Живал в Фессалии старик
       Премудрый, точно в сказке;
Однажды в куст колючий — шмыг!
       И выцарапал глазки.

«Беда! — он крикнул, спохватясь. —
       Нужны мне оба глаза!»
Обратнот в куст колючий — шасть!
       И их вцарапал сразу.


There was a man of Thessaly,
    And he was wonderous wise,
He jumped into a bramble bush
    And scratched out both his eyes.
And when he saw his eyes were out,
    With all his might and main
He jumped into another bush
    And scratched them in again.


12

В корзине старушка неслась над землёй
И лихо махала огромной метлой.
На улице нашей дивился народ,
Глазея на этот старушкин полёт.
— Старушка, старушка! — я крикнул ей вслед. —
Куда ты летишь? —
А старушка в ответ:
— Пора паутину с луны обмести.
— А можно с тобою?
— Сперва подрасти.


There was an old woman tossed up in a basket,
Seventeen times as high as the moon;
Where she was going I couldn't but ask it,
For  in her hand she carried a broom.
Old woman, old woman, old woman, quoth I,
Where are you going to up so high?
To brush the cob webs off the sky!
May I go with you?
Aye, by-and-by.


13

Ворон сел на толстый сук;
Шил портной под ним сюртук.
Сразу бросил он иглу:
«Жёнка, дай скорей стрелу!»
«Вот уж, — думает, — собью!»
Но попал в свою свинью.
«Жёнка, бренди поскорей
Свинке раненой налей!»


A carrion crow sat on an oak,
Watching a tailor shape his cloak;
Wife, cried he, bring me my bow,
That I may shoot yon carrion crow.

The tailor shot and missed his mark,
And shot his own sow through the heart;
Wife, bring brendy in a spoon,
For our poor sow is in a swoon.


14

       В деревушке одной
       Жил мужчина с женой;
Уж такими забавными были!
       Ведь смотрели глазами
       Да ходили ногами,
И всегда только ртом говорили!
       И поведали мне,
       Что обычно во сне
Глазки сами у них закрываются;
       Они ели и пили,
       Потому что решили,
Будто жизнь без еды прекращается!


    In a cottage of Five
    Lived a man and his wife,
Who, believe me, were comical folk;
    For, to people's surprise,
    They both saw with their eyes,
And their tongues moved whenever they spoke!
    When quite fast asleep,
    I've been told that to keep
Their eyes open they could not contrive;
    They walked on their feet,
    And 'twas thought what they eat
Helped, with drinking, to keep them alive!


15

Строго о чести заботился Томми:
Продал кровать он и спал на соломе,
Продал солому, улёгся на травке,
Чтобы хватило жене на булавки.


Tommy Trot, a man of law,
Sold his bed and lay upon straw,
Sold the straw and slept on grass,
To buy his wife a looking-glass.


16

Как-то брёл я по дороге,
Дед навстречу кривоногий,
Кривоногий, косолапый,
Глаз не видно из-под шляпы;
По плечу я деда хвать;
Он не стал уже вставать.


As I was going to sell my eggs,
I met a man with bandy legs;
Bandy legs and crooked toes,
I tripped up his heels and he fell on his nose.


17

Уеду я в далёкий край,
       За семь морей уеду я,
А ты меня не забывай,
       И буду помнить я тебя.
Не забывай, что я вдали,
       Что ты мне очень дорога,
И в день венчанья мне пошли
       Привет с кусочком пирога.


Far from home across the sea
    To foreign parts I go,
When I am gone, O think of me
    And I'll remember you.
Remember me when far away,
    Whether asleep or awake,
Remember me on your wedding day
    And send me a piece of your cake.


18

Вот так новость, вот так новость
       Повторяют всей толпой:
Джемми Доусон женился,
       Обзавёлся он женой!

Он сперва купил горшок,
       А потом и чашку,
Потому что малышок
       Будет кушать кашку.


Brave news is come to town,
    Brave news is carried;
Brave news is come to town,
    Jemmy Dawson's married.

First he got a porridge-pot,
    Then he bought a ladle;
Then he got a wife and child,
    And then he bought a cradle.


19

Я  сбиваю масло бойко
Деревянной маслобойкой!
Ждут мамаши и ребята,
Ждут и кошки, и котята.
У меня большой ушат —
Подходите все подряд!


Come, butter, come,
Come, butter, come;
Peter stands at the gate,
Waiting for a butter cake.
Come, butter, come.


20

Булочки и бублики
Для любезной публики!

Кренделя и пышки
Взрослым и детишкам!

Не захочет дочка —
Купите для сыночка.

Нет детишек с вами —
Скушаете сами!


    Hot cross buns!
    Hot cross buns!
     One a penny, two a penny,
    Hot cross buns!
    If your daughters do not like them
    Give them to you sons;
But if you haven't any of these pretty little elves
You cannot do better than eat them yourselves.


21

Дили-дали-дули
       Горничная мамы
Яблоки стащила —
       Заявляю прямо;

Спрятала в передник,
       Спрятала в рукав;
Я хоть и не видел,
       Но наверно прав.


Dingty, diddlety,
    My mammy's maid
She stole oranges,
    I am afraid;

Some in her pocket,
    Some in her sleeve,
She stole oranges,
    I do believe.


22

       Джон Уаттс, отзовись!
       У нас крысы завелись;
Такие большие, что просто беда!
       Наши мыши тоже ловки:
       То устроят пир в кладовке,
       То гуляют по чулану —
       Только трогать их не стану:
Много ль от маленькой мышки вреда?


                Pretty John Watts,
    We are troubled with rats,
Will you drive them out of the house?
    We have mice, too, in plenty,
    That feast in the pantry;
    But let them stay,
    And nibble away:
What harm is a little brown mouse?


23

— Сапожник, сапожник, почисть мне ботинки!
— Почищу — не будет на них ни пылинки!
Прилажу каблук и подошву гвоздями,
Застёжки пришью — не признаете сами.


Cobber, cobber, mend my shoe.
Yes, good master, that I'll do;
Here's my awl and wax and thread,
And now our shoe is quite mended.


24

Мальчуганы и девчушки,
Поглядите на игрушки:
Все лошадки, обезьянки —
Это пряники, баранки,
Разноцветные коржи:
Подходи, плати, держи!


THE GINGERBREAD MAN

Smiling girls, rosy boys,
Come and buy my little toys;
Monkeys made of gingerbread,
And sugar horses painted red.

25

Дуй сильнее, ветерок,
Чтоб молоть наш мельник мог,
Чтобы пекарь из муки
Мог испечь бы пирожки,
Чтобы ими поутру
Угостили детвору!


Blow, wind, blow! and go, mill, go!
That the miller may grind his corn,
    That the baker may take it,
    And into bread make it,
And bring us a loaf in the morn.


26

Это что за кругляши?
Это медные гроши.
Ну а где моя тут часть?
Мышка — хвать и унеслась.
Ну а где же эта мышка?
А она в своём домишке.
Ну а где же мышкин дом?
Он в лесу густом-густом.
Ну а где же этот лес?
Он сгорел в пожаре весь.
Где горит пожар такой?
Залит он давно водой.
Ну а та водица где?
У коровы в животе.
Где ж корова та сама?
Да пасётся у холма.
Ну а где тот холм стоит?
Он уже под снегом скрыт.
Ну а снег-то, где же он?
Жарким солнцем растоплён.
Ну а солнце, солнце где?
Ярко светит в высоте.

What's in there?
Gold and money.
Where's my share?
The mousie's run away with it.
Where's the mousie?
In her housie.
Where's her housie?
In the wood.
Where's the wood?
The fire burnt it.
Where's the fire?
The water quenched it.
Where's the water?
The brown bull drank it.
Where's the brown bull?
Behind Burnie's hill.
Where's Burnie's hill?
All dressed in snow.
Where's the snow?
The sun melted it.
Where's the sun?
High, high up in the air.

Отредактировано Андрей Москотельников (2007-03-30 22:50:19)


Андрей Москотельников
Видишь этого шмеля? - Он на службе у Кремля!
________________

Неактивен

 
  • Форум
  •  » Фольклор
  •  » Рифмы Матушки Гусыни. II. Старики, старушки и прочие взрослые

Board footer

Powered by PunBB
© Copyright 2002–2005 Rickard Andersson